"Жизнь пчел"

В начале XX века нашумела переведенная на множество языков блестящая книга бельгийского поэта, драматурга и писателя М. Метерлинка "Жизнь пчел".

А. Луначарский в одном из критических "этюдов", посвященном Метерлинку, признал его книгу о пчелах "очень милым произведением", но в связи с трактовками некоторых вопросов подчеркивал, что, вопреки утверждениям Метерлинка, "инстинкты пчел не имеют супранатурального происхождения".

Выдающийся болгарский философ, академик Т. Павлов в книге "Теория отражения", представляющей один из капитальных марксистских трудов по этому вопросу, высказывается о <Жизни пчел> в том же плане: <Может быть, это самое лучшее, что сумел дать нам этот мистически настроенный, но тонкий наблюдатель>.

В высшей степени поучительны и содержательны малоизвестные критические замечания по поводу этой книги, сделанные знаменитым русским писателем В. Короленко в двух его письмах известному литературоведу Ф. Батюшкову.

<Прочитал Метерлинка <Пчелы>. Начало - с большим интересом, но чем дальше, тем скучнее. Интересно то, что человек, составивший себе славу на <Голубых павлинах>, может писать сравнительно просто о явлениях природы и о фактах. Но чем дальше, тем скучнее и досаднее. Эти постоянные повторения на разные лады: <тайна, тайна., о тайна, великая тайна> - звенят, как треньканье на одной струне, и надоедают. По-моему, если уже человек 20 лет наблюдал пчел и основательно узнал литературу по этому предмету, то можно бы рассказать и проще, и много интереснее. Разумеется, я не отрицаю, что общественность у животных и эта <логика> сменяющихся поколений, бессознательно осуществляющих разумную систему, может заставить задуматься и вызвать ощущение таинственности этого процесса. Я не против такого "настроения", но сильно против кокетничанья им и риторики. Это предмет глубокий и серьезный, сугубо требующий простоты и искренности" (письмо от 8 августа 1902 г.).

"Вы напрасно напали на мое письмо в том смысле, что мне "Пчелы" Метерлинка не понравились. Наоборот, прочитал я их с большим интересом и читал много выдержек нашим. Меня приятно удивило это произведение... Недостатки перевода я-тоже не отнес на счет автора, они сами по .себе торчат очень заметно. Но все-таки и теперь у меня остается впечатление, что Метерлинк кокетничает с "неведомым" и с "тайнами бытия". И это дает осадок> (письмо от 12 сентября 1902 г.).

Метерлинк, стоя перед ульем в почтительном изумлении и переводя взгляд с пчел на людей, мысленно сравнивая с пчельником человеческий мир, приходил в смятение и вспоминал Робинзона, увидевшего след человеческой ноги на песке:

"Здесь кто-то уже был до нас..."

Он определенно клонил речь к тому, что, по его мнению, люди дошли в своем общественном развитии только до рубежа, уже когда-то давно оставленного пчелами. Человечеству надо-де пройти еще большой, долгий путь, пока оно поднимется в устройстве общественной жизни до уровня пчел, - вот о чем говорит между строчек произведение Метерлинка.

В таком иносказательном, замысловатом облачении не сразу распознается старая-престарая знакомая: мы не раз встречались с ней в книгах философов, пытающихся доказать, что слепые природные инстинкты умнее, мудрее разума, сознания.